Емельян Ярославский «Об антисемитизме»

11.01.2018

Наших политических врагов во всех странах конечно очень смущает то обстоятельство, что при советском правительстве не было еврейских погромов и не может быть. Если бы где-нибудь произошел еврейский погром в Советском государстве, наши враги, все эти Чемберлены во всем мире, сказали бы: «Вот видите, большевики пользуются тем же самым оружием, каким пользовалось царское правительство: они устраивают или допускают еврейские погромы». Но так как в Советском государстве не могут быть допущены погромы, насилие одной национальности над другой, как бы ни была мала эта национальность, то враги наши за рубежом и кулацкие и контрреволюционные элементы внутри страны используют и этот факт, используют то, что в Советском государстве нет погромов. «Вот видите, — говорят они,— в Советском государстве нет погромов, потому что в нем засилие евреев, что евреи стоят у власти». Нечего и говорить, что этот ход, этот прием является таким же негодным средством, негодным оружием, как и все другие попытки натравить трудовые массы на советское правительство.

— В чем социальная природа антисемитизма в Советском государстве? Откуда, чем питаются антисемитские настроения в Советской стране? Каким образом бороться с этими антисемитскими, антисоветскими настроениями? Основной корень, который питает и сохраняет антисемитизм, это, как мы уже указывали, сохранение эксплоататорских классов. Несомненно, что антисемитизм питается прежде всего остатками буржуазии. Конкуренция между торговцами, между нэпманами-евреями, между остатками еврейской буржуазии и торговцами-нэпманами русскими и иными лежит в основе антисемитизма в Советском государстве. Основой антисемитизма в деревне является наличие кулацких, эксплоататорских элементов, которым ненавистно вытеснение частного капитала, которые ненавидят коммунизм и которым выгодно представить перед крестьянами дело так, что и кооперация, и коммунизм, и Советская власть, и все налоги, — все это идет «от евреев». Что им до того, что в коммунистической партии, в которой один миллион триста тысяч членов и кандидатов, больше одного миллиона русских, украинцев, белоруссов и других народностей — не евреев? Кулаки, нэпманы, торговцы используют остатки антисемитизма, который был привит еще самодержавием крестьянским и отчасти рабочим массам, и в нужный, выгодный им момент выдвигают это острое оружие борьбы. Где-нибудь в очереди за недостающими товарами они будут подзуживать против евреев, вести антисемитскую агитацию, на бирже труда они будут распространять сказки о «всесилии евреев» в государственном аппарате; среди непопавших в вуз они будут сеять слухи о том, что евреи «захватили все места в высшей школе», хотя даже царское правительство допускало 10 процентов евреев в высшую школу, а при советском правительстве эта цифра едва достигает 13 процентов в среднем по всем вузам. Они будут в жилищном отделе, где трудно добиться в городах при нашем жилищном кризисе ордера на комнату или на квартиру, шипеть по поводу того, что евреи устремились в Москву и другие города, где раньше царское правительство запрещало им жить. Третьей силой, связанной с этими двумя — их объединяющей, их воспитывающей, их вдохновляющей, — является поп. Он также ненавидит революцию, ему также выгодно представить дело так, что «революцию сделали евреи». Он пускает в ход и гнусные кровавые наветы, он осторожно и ловка занимается антисемитской пропагандой. Поп, кулак, нэпман, торговец, обиженный старый царский чиновник, вышибленный из седла эксплоататор, лишенные власти бывшие люди, бывшие помещики, посидевшие в концентрационных лагерях, не успевшие убежать за границу, бывшие фабриканты и заводчики, лишенные своих фабрик и заводов, — одним словом, бывшие люди всех мастей, все они объединены величайшей ненавистью к революции, и все они не прочь использовать антисемитизм как орудие в борьбе с Советской властью. Они знают прекрасно, как действует это оружие, как оно может отравить интернациональное сознание рабочего чувством национальной ненависти. Это опытные, ловкие враги. Они умеют вовремя нащупать момент, когда пускать в ход свою антисемитскую клевету, и место найдут ей подходящее. Везде — в очередях, в трамваях, в поезде, в дачных местностях — бывшие дачевладельцы, бывшие хозяева жизни изливают желчь своей ненависти на Советское государство. Они говорят о евреях вообще, хотя прекрасно знают, что между евреями-бедняками и евреями-капиталистами нет ничего общего, что еврей-капиталист — такой же эксплоататор, как и русский, немецкий и английский капиталист, что еврейский рабочий — такой же пролетарий-труженик, такой же преданный пролетарскому делу член революционного класса, как и рабочий русский, немецкий, английский, китайский. 1928 г.

  • На борьбу с антисемитизмом // Ярославский Ем. Против религии и церкви. Т. 3. – ОГИЗ ГАИЗ, М. – 1935 г. – С. 346-348
Ярославский национальный вопрос
Обратно в категорию Емельян Ярославский

Похожие материалы

  • Война без мифов. Борьба с националистическим подпольем – реальная и выдуманная. Анонс

    На неделе продолжатся публикации архивных документов, касающихся предвоенного периода и начала войны. Сейчас мы сделаем небольшой акцент на борьбе с националистическим подпольем на западных, недавно присоединившихся к СССР территориях.

    Мы находим в архивах две разновидности документов, посвященных этой борьбе.

    Большая часть документов содержит подробную информацию о националистических организациях за границей и у нас в стране, анализ ранее принятых мер по борьбе с подпольем и реализации этих мер, предложения, направленные на усиление борьбы с националистами (которые по существу являлись агентурой фашистской Германии на территории СССР). Содержание этих документов всегда предельно конкретное:  подробная фактура, рассмотрение истории националистических организаций, их развития, проникновения на нашу территорию, расширения, активной антисоветской деятельности, в т. ч. терроризма и шпионажа. Описание внутренних противоречий в организациях, внутренней борьбы (например, Мельника против Бандеры). Предлагаемые мероприятия – активизация агентурной работы, проникновение агентов в руководство этих организаций, проведение оперативных мероприятий по ликвидации их верхушки. В документах встречаются купюры – это вполне объяснимо. Конкретные методы и приемы оперативной работы против преступных организаций были секретными 80 лет назад, остались секретными и сегодня.

    Словом, служебная документация, предельно информативная и лаконичная. Ни разу не похожа на шпионские романы и прочую беллетристику.

    На этой неделе мы выложим несколько объемных документов на эту тему. Вот они – будни чекистской работы. Сложной, неблагодарной, связанной с риском для жизни. Но крайне необходимой в свете будущей войны против фашизма – агентура противника должна быть обезврежена!

    А есть другой вид документов. Составлены они по единому шаблону. Такой «документ» представляет собой, как правило, обращение от некоего чина НКВД (НКГБ) национальной республики в ЦК республики или в НКВД (НКГБ) Союза.  Сначала констатация факта – в западной Украине (Белоруссии, Молдавии, Прибалтике – нужное подчеркнуть) активизировались белогвардейские (кулацкие, националистические, буржуазные, … – выбираем по вкусу) элементы, занимающиеся антисоветской (шпионской, диверсионной, вредительской и т.п.) деятельностью. Описания конкретных преступлений обычно не приводится. Далее вместо предложения конкретных оперативных мероприятий идет просьба – разрешите нам всех этих гадов (указывается количество, счет идет на тысячи или даже десятки тысяч) арестовать и… предать суду? Фигушки! Направить в ОСО или на заседания троек НКВД? Опять не угадали! Сразу выслать их в лагеря лет на 8! И/или в ссылку на 20 лет! Какое расследование, какой суд! Собрали «компрометирующие материалы» - и сразу, без их рассмотрения, оценки степени вины, тяжести и пр. – в лагеря всех!

    Согласно таким документам, тупым чекистам лень было разбираться, кто там прав, а кто виноват. Лень проводить следствие, готовить материалы для суда или для ОСО. Есть способ получше! Всех в товарные вагоны – и на Колыму.

    Но как возможно в одних и тех же архивах соседство двух таких разных типов документов? Можно подумать, что в СССР существовали два параллельных НКВД – в одном нормальные опера работали, а в другое тупых мясников понабрали! Или это два параллельных СССР были?

    Архивы набиты такой макулатурой. Шаблон – единый с ужасным 00447 приказом. Дата их «обнаружения» - девяностые годы.

    Выводы о подлинности таких документов делайте сами.

  • О грузинском, наболевшем

    Смотрю я и поражаюсь, нет не с грузин, а с нас, русских. Точнее с того, как быстро мы оскотинились, поддавшись на провокацию устроенную далеко не грузинами. Такого единения патриотов с демшизой я давно не видел. И у тех и у других в повестке только одна злобная мысль — «хватит кормить Кавказ!». Ну, а как же: «нашему царю показали фигу — умрем все до последнего!».

  • Уклоны в национальном вопросе на примере Украины

    Что значит уклон к национализму, – все равно, идет ли речь об уклоне к великорусскому национализму или об уклоне к местному национализму? Уклон к национализму есть приспособление интернационалистской политики рабочего класса к националистской политике буржуазии.

АнтиДюринг Антиклассики Антимарксизм Арманд Бебель Бонч_Бруевич Великая Отечественная война Война без мифов Ворошилов Вышинский Горький Грамши Движение Джамбул Дзержинский Дикхут Дэн Сяопин Занимательная диалектика КПСС Каганович Калинин Киров Китай Коллективизация Коллонтай Крупская Ларин Лафарг ЛебедевКумач Ленин Либкнехт Лондон Люксембург Макаренко Маленков Мао Цзэдун Маркс Маяковский Молотов Мухин НЭП Носов Ольминский Орджоникидзе Партия Покровский Программа РКМП РФ Революция СССР Свердлов Сталин Троцкий Фрунзе Ходжа Чжоу Эньлай Энгельс Ярославский большой террор власть войны госкапитализм государство идеология империализм индустриализация интеллигенция история капитализм капиталисты классовая борьба классы колхозы коммунизм контрреволюция кризис левое движение марксизм материализм национальный вопрос образование оппозиция оппортунизм поздний СССР политэкономия потребление потреблядство производство пролетариат пропаганда религия репрессии собственность социализм сталинизды троцкизм труд феминизм экономика